Перчатка

Десять тысяч восемьдесят минут мне снится перчатка. Какие бы горькие пилюли я не принимал, тяжело вздыхая и морщась, словно съел лимон – ничего не помогает. Я вижу её каждую ночь – одинокая, лишенная пары она всеми пятью своими конечностями взирает на меня, будто бы с немым упреком. Брезгливо, кончиками пальцев беру её я и поднимаю на уровень глаз, принюхиваюсь. Она пахнет розой и яблоками — любимые запахи моей жены, пахнет как ухоженная женщина в возрасте, еще не утратившая былой красоты и, совсем чуть, свежескошенной травой. Почему она лавандового цвета? Как ее красили? И, главное, кто и зачем? Я рыщу, словно ищейка в поисках ответов. Перчатка маленькая, такая налезет разве что на руку ребенку или женщине-карлику. А может её сознательно уменьшили, чтобы запутать следы? Чертыхаюсь. Мну её в руке и чувствую, как мягкая кожа ласкает ладонь словно любимая женщина в часы особого вожделения. Внутреннее убранство – мех какого-то зверька, согревавший владелицу этого чудовища на протяжение всей зимы. Но сейчас лето. Что делает зимняя, съеженная до кукольных размеров, лавандовая перчатка посреди летнего сна? На мизинце замечаю маленькое алое пятнышко. Краска? «Кровь!» – приходит тут же ужасная мысль мне в голову. Я достаю из футляра старые очки с толстыми линзами и почти утыкаюсь в перчатку глазами. Тело моё сотрясается от судороги и во рту вдруг металлический привкус – на безымянном пальце, у самого основания, аккуратное тиснение на коже в виде двух букв А.К – моя жена так подписывает свои работы. Пятно крови начинает расползаться по всей поверхности перчатки, перебираясь мне на руки и я, закричав не своим голосом, просыпаюсь. Тихо встаю, беру с тумбочки таблетки и запиваю их стаканом воды. Ласково смотрю на жену, наслаждаясь её улыбкой. Ставлю портрет на место. Сегодня год, как её не стало.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девятнадцать − двенадцать =