Два лица

Добрый день, читатель!

Уже середина осени миновала, а значит совсем скоро вечерние прогулки станут рискованны и я «распишусь» в полную силу. А если серьезно, то сегодня я предлагаю немного поговорить о деталях и фоне событий.  А поможет нам в этом Найджел Воттс и его работа «Как написать повесть».
«Автор должен знать околицу — реальная она, или выдуманная, — как собственный карман.»

Роберт Льюис Стивенсон

Автор довольно подробно описывает зачем писателю нужны детали и как создать фон событий, который будет захватывать читателя. Возьму на себя смелость и процитирую самые важные моменты.

Откуда брать информацию о месте действия

  Если знаешь место, в котором разыгрывается твоя повесть, то оказываешься в настолько хорошей ситуации, что не вынужден посвящать слишком много времени на его изучение. Если же пространство это тебе не известно, следует его узнать. Аутентичные места можно посетить, либо — если это невозможно, — о них прочитать. Используй каждый доступный источник: смотри фильмы, которые снимали в этом месте, разговаривай с людьми, которые его хорошо знают, читай туристические путеводители, изучай планы городов. Если бы тебе удалось туда добраться, не ограничивайся общими видами, но обращай внимание на мелочи: запахи, мусор, внешность жителей. Если упоминается какое–то здание, отметь способ освещения, скрип пола под ногами, гудение лампочки на кухне.

Как придать реальность сценам повести

  Читатель поверит в реальность конкретного места только тогда, если автор будет знать его по собственному опыту, даже если этот опыт будет воображаемым. Когда пишешь о своем первом дне в школе, ты должен вернуться памятью к той минуте, должен еще раз увидеть красные пластиковые стулья, почувствовать запах пластилина и школьной столовой, услышать плач мальчика, зовущего маму. Такие путешествия в прошлое могут быть неприятными, но они необходимы для получения глубины образа, поэтому прийдется их потерпеть. Не описывай сцену, а воссоздавай ее. Погрузись в нее, не описывай так, словно стоишь снаружи. Только когда имеешь четкий образ сцены в голове, можешь перейти к более понятийным делам: к чувствам и мыслям, которые тогда ей сопутствовали. Только тогда такие слова, как «класс», «боюсь», «почему этот мальчик плачет?» будут для читателя иметь полный смысл.

Почему важны названия?

 Писатель должен быть всеведущим. Творец обязан знать свое дело во всех подробностях, а самый лучший способ показать что–то — дать этому чему–то название. Поэтому как можно больше используй конкретные определения: говори «вяз» вместо «дерево», «ангора» вместо «шерсть» и т.д. Ты должен быть информирован абсолютно точно, поэтому, если это необходимо, выучи названия растений, цветов, собачьих пород, оттенков цвета и сорта сигарет.
Названия помогают тебе и читателю ухватить сущность вещей, основательно укорениться в тексте. Кроме того, они сообщают читателю одну очень важную деталь: то, что автор знает, о чем говорит. Нехватка подробностей же, или отсутствие какого–то названия, открывают слабое знание им предмета.

Как возникает сцена

В каждой сцене пытайся найти драматизм, и то, что привлечет внимание. Если этих элементов нет, поищи их. В некоторых случаях сцены нужны только для того, чтобы читатель с их помощью получил необходимую информацию. Проверь, не удастся ли такую сцену наполнить каким–нибудь драматизмом, действием.   Сцена, которую ты показываешь, имеет, понятное дело, не только исключительно физическую природу, а еще и эмоциональную. Кроме растрепанной природы и блестящей в лучах солнца паутины, надо показать реакции людей, которые находятся в этом месте. Реакции, а не их понятия. И снова лучше всего показывает себя метод «не рассказывай, а показывай». На сей раз представь себе, что ты режиссер фильма: как ты покажешь, что кто–то «одинок», «поглощен депрессией», «счастлив»? Ты ведь не можешь героям повесить на шее таблички с соответствующими надписями, и приказать им ходить по сцене. Ты должен их вообразить, и спросить себя, как конкретно выглядит человек «одинокий», какое у него лицо, как выглядит тело.

Надеюсь, что эти советы были полезны тебе, читатель. И представляю на твой суд выполненное мной одно из самых сложных пока заданий для этюда: Описать одного человека с двух ракурсов так, чтобы в первом случае он вызывал негативные эмоции вплоть до отвращения, а во втором — симпатию. Что из это получилось?

                                                                                                  Два лица

  1. В автобусе вечером нестерпимо душно. Чтобы избавиться от раздражения, смотрю на юношу, который стоит напротив меня. Долговязый и безумно худой, он держит нелепую, бесформенную сумку с изображением уродливого, ярко-желтого хорька. Сумка набита под завязку какими то вещами и видно, что ему трудно её удержать, но не отпускает же. Его сальные, спутанные волосы отчего то выкрашены в мутно-оранжевый цвет, будто он терся головой о ржавые трубы. Черные глаза-маслины, мечутся с одного пассажира на другого. В глазах его читается любопытство и страх, когда он видит маленькую девочку рядом. Его улыбка напоминает оскал хищной акулы, а с бледно-розовых губ стекает струйкой прозрачная слюна на лацканы его вельветового пиджака с такими широкими карманами, что в них можно спрятать по килограмму конфет и леденцов. На ноги он надел когда то бывшие модными черные ботинки с кроваво-красным отливом и металлическими вставками в передней части мыска.
  2. В автобусе вечером нестерпимо душно. Чтобы избавиться от раздражения, смотрю на юношу, который стоит напротив меня. Стройный, еще совсем молодой, он выглядит немного неловко среди окружающих его людей. В руках у него тяжеленная, старая сумка, которую он прижимает к себе, как будто это самое дорогое в его жизни сокровище. Нарисованное детской рукой изображение ярко-желтого хорька привлекает внимание пассажиров. В его блестящих, ночного неба глазах читается страх и паника, он как будто высматривает знакомое лицо в толпе. Увидев маленькую девочку, он замирает, дергается, лицо его искажается в неестественной улыбке и с побелевших губ срывается немой крик. Он лезет в карман своего поношенного, но довольно опрятного темно-вельветового пиджака и достает старую, пожелтевшую фотографию. На его худощавых скулах, словно яркие огоньки, появляются ямочки и он игриво поправляет темно-рыжие свои волосы.

Спасибо за внимание, читатель!
Искренне твой,

Денис

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

19 − восемь =