Зал ожидания

Добрый день, читатель!

Совсем скоро уже мне сдавать финальную работу в школе писательского мастерства, а посему я тренируюсь в написании этюдов на 2000 знаков. Представляю твоему вниманию мой этюд: «Зал ожидания».

Как всегда — комментарии, критика и пожелания безумно будут мне приятны)

Зал ожидания

В госпитале Святого Георга было около четырех часов пополудни. На улице шёл сильный дождь и посетители один за другим забегали в холл на ходу сворачивая зонты. Женщины тот час поправляли сбитые свои непогодой прически, мужчины — снимали плащи и шляпы и устраивались поудобней в креслах, разбирая газеты со стойки информации. В эту минуту посетитель в куртке пожарного, которая была на несколько размеров больше его, пытался пробиться в реанимацию.

— Я в последний раз Вам повторяю, к ней нельзя — миниатюрная, ростом с десятилетнего ребенка, в накрахмаленном чепчике, медсестра перекрыла дорогу. Поджав губы и сведя брови, она расставила руки так широко, будто пыталась поймать мяч. Джек от растерянности отступил на два шага назад.
— Моя жена, она..Я..Чёрт!
— Я знаю, сядьте. Всё будет хорошо — она резким жестком указала на ближайшее свободное кресло.
Джек бросил на неё взгляд полный отчаянья и бессилия, но ослушаться не смел. Он рухнул в кресло и уставился на свои мокрые, темно-коричневые ботинки из кожи крокодила.

Две чернокожие женщины в возрасте, что сидели напротив, о чём то тихонько судачили, изредка показывая пальцем на Джека. Отрывки их разговора проникали сквозь затуманенный горем разум и он вздрагивал каждый раз, когда смысл сказанного становился ему понятен.
— Жена, да
— Авария, он цел, а жена.. — одна из женщин покачала головой
— Бедный, как же он теперь
— Всё обойдется, Иисус он всё видит — на этих словах обе перекрестились и стали читать молитву Пресвятой Деве Марии.

Джек закрыл глаза и снова увидел, как дождь заливает лобовое стекло его автомобиля, затем яркий свет фар, скрежет металла и вкус крови на губах. Тишина. Он кричит что есть сил, но не слышит себя. Джесс, Джесс, что с тобой?

Открылась дверь и из реанимации вышел усталый, немолодой уже мужчина с печальными глазами. Ноги не слушались Джека и он, опираясь на подлокотник своего кресла, привстал.
— Джек Арчер?
— Да, что с ней?
— Джек, у вас дочь. — доктор попытался улыбнуться, вышло у него это скверно. Было заметно, как тяжело дается ему этот разговор.
— Джесс родила? Боже, спасибо! Спасибо, доктор!
— Мистер Арчер, мне жаль, очень жаль. Джессику не удалось спасти, она умерла при родах. Слишком серьезными были травмы.
Ноги отказали Джеку и он упал на колени. Куртка пожарного слетела с него, обнажив худое его тело, перепачканное машинным маслом и кровью.
Полицейский, что всё время сидел рядом с Джеком, помог ему встать и тихо сказал:  — Мне очень жаль твою жену, приятель. Только что по рации сообщили, что в машине нашли бутылку из под виски. Нам пора.

 

Спасибо, что был со мной читатель!

Искренне твой,

Денис

 

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

четыре × 4 =