Я помню, как долго и мучительно умирал ранней осенью 1915 года. В детстве, до рассвета, когда лунный диск, блестящий, цвета соломы не уступал в своих правах первому солнечному лучу, выбирались мы в церковь и спросонья, в пол-уха, слушали местного архиерея Петра. В конце службы, когда толпа была особенно благосклонна к речам и души прихожан наполнялись елеем, а в жарко натопленном воздухе стоял нестерпимый аромат ладана и вина, архиерей рассказывал притчи о Жизни и Смерти. Я хоть и был мал, но много чего услышал и особенно мне запомнились слова его о смерти. Что нет ничего страшного в том, чтобы умереть, а после – вечная жизнь и бесконечное спокойствие. Читать далее